Спокойствие, никакого саспенса, Вы просто наступили в оранжевую жвачку.
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
17:30 

Here I am. Part B.

No catharsis , just bubblegum
Мягкий грифель карандаша оставляет за собой серые смазанные строчки. Гриф грифеля - тонкий позвоночник, хрупкий и остро отточенный, затянутый в деревянный бушлат. Разбросанные по белой скатерти листа пометки складываются в эскиз очередного официального письма: "to: Reynolds, P.", "according to the first year sales plan", "following corrections for your website" - ткань текста натягивается на них, как парус каравеллы, как парусина на раме воздушного змея. Расправь её - и полетели.

На обороте я пишу, стачивая карандаш, о том, что мой крестовый поход еще не закончен, что мои волосы пропахли мокрыми рельсами и машинным маслом, и мне холодно оставаться одной на пустынном перекрестке в мерцающем желтоватом круге фонаря. Сошедший с путей трамвай заливает дождём, за шиворот падают блестящие крупные капли - они на короткий миг превращаются в бенгальские огни, преломляя неровный свет, и скользят по спине в направлении центра Земли.

***
В чашке с остывшим чаем плавает осколок зуба. Почему-то я представляю себе, как, полностью растворившись, он возродится из морской пены, как Венера Боттичелли, вздыбится белым китом в холодных янтарных водах - блестящий и гладкий - и отправится навстречу своему новому, неизвестному пока владельцу. "На повышение пойдет", - думаю я и выливаю содержимое чашки в цветочный горшок. Интересно, что сейчас с курсом валют у зубных фей.

URL
11:50 

Here I am. Part A.

No catharsis , just bubblegum
Носок правого ботинка украдкой отбивает четыре четвертых по левой щиколотке, пока нога заложена за ногу. Кофе, сахар, кетанов, Сьюзи Сью, кофе, сахар, кетанов, Сьюзи Сью - почти как в "Чикаго": pop, six, squish, uh uh, cicero, lipschitz. Пальцы подрагивают в такт, кисти рук немного сводит в запястьях, пока я верстаю офисную стенгазету, - по моей вине офис обязан читать про французскую революцию (немедленно выключить в голове аудиодорожку "Отверженных"!), в двенадцать меня ждёт переписка с Португалией, нужно быть в порядке. Я в порядке, я в порядке, кофе, сахар, кетанов, Сьюзи Сью.

Человеческие привязанности, радость и трепет общения, гордость и предубеждение, коварство и любовь - вот это всё теряет своё эпохальное значение, стоит только утопить сим-карту в унитазе, отсмеять себе полсердца, пуститься в пляс - пляски и песни как повод открывать глаза, как способ открывать глаза. Контракт на звукозапись нужен мне как воздух, а до тех пор - тихо-мирно впроголодь, синтезатор в кредит, репетиции по выходным.
По-другому и быть не может.

***
Меня зовут Джей. Я всё делаю правильно.

***
Работа в офисе - насущный хлеб, а время от времени и зрелище тоже. Жалкое, душераздирающее, но в своем роде Cirque du Soleil. Подписаться в Инстаграме на кота Тотошу, позвонить Рейнольдсу в Дублин, заказать флаеры, настроить таргетинг, перевести брошюру. Кофе, сахар, кетанов. Запостить котиков, забронировать репетиционный зал, повторить ирландские глаголы, распечатать тексты. Кетанов, Сьюзи Сью. Вот и полшестого, пятнадцать минут на трамвае, Брендон Ури, Джон Колтрейн, Шара Уорден, двадцать минут на метро, Аманда Палмер, Аня Хуве, Бэсси Смит, 15 минут пешком. С понедельника по пятницу, временами сверхурочные, иногда по выходным, если не сводит спиралью руки и ноги. Дома каракулевый кот и тридцать пустых бутылок по стенам, одинокая луковица в холодильнике, мятая наволочка наизнанку, стопка черновиков.

Не ешь, не молись, не люби - пей, сквернословь и гуляй себе свободно. Зачем тебе еда и вера, и головная боль по поводу и без, когда есть музыка и революция, алкоголь, кофе, сахар, кетанов, Сьюзи Сью? Секс, наркотики и рок-н-ролл успели себя изжить по дороге в 2017, истлеть до остова - до бессонницы, до "Блейзера" по акции, до Joy Division на укулеле. И это хорошо. Это потрясающе. Это настоящее. Это моё.

URL

Orange-orange-orange

главная