Just another one
No catharsis , just bubblegum
И дайри, и твиттер по своей природе как нельзя лучше приспособлены для двух старых как мир вещей, одинаково неизбежных и стыдных: фангёрлинга и нытья. Работая в диджитал-сфере и оценивая риски и перспективы, я отдаю предпочтение твиттеру, но зачем-то всё ещё существую на дайри. Наверное, для того, чтобы продуцировать нытье на максималках, пользуясь тем, что меня всё равно никто не читает. Дайри непостижимо располагает к рефлексии и подведению итогов, чем мне, пожалуй, действительно стоит заняться.

Подводя триместровый итог своей жизнедеятельности в 2К18, я могу сказать, что это было очередное - которое по счёту? - непростое время, но, в отличие от многих других, продуктивное. Мне удалось уладить кадровый вопрос в составе. Надолго ли, судить не буду - но на данный момент группа укомплектована, а значит, можно не тратить ресурсы на поиск музыкантов. Сессионщики нам понадобятся не скоро, а текущие задачи, в случае чего, можно будет решить вместе с Флорой.

Мне очень повезло с ребятами и с Флорой. Это именно те люди, ради знакомства с которыми стоило годами терпеть унизительные отказы на прослушиваниях да и, в целом, позорно страдать по жизни, будучи гипервосприимчивой к разнообразному говну мной. In my darkest days, в коллапсирующей дереальности, населенной визуальными искажениями, когда страх времени и смерти становится особенно силён, всё, что греет моё сердце, - это мысль о том, что в мире существует целых шесть человек, которые впустили в себя мою музыку.

Строго говоря, кроме них у меня по-настоящему никого нет: институты семьи, дружбы, отношений для меня исчерпаны, если не были бесплодны изначально. Trust issues. Вряд ли я когда-нибудь ever смогу общаться с кем бы то ни было просто общения ради. Иллюзорная якобы близость - родство душ, общность интересов, вот это всё - вызывает у меня хроническую усталость. Я больше не хочу никому ничего рассказывать. Не хочу никаких друзей, никаких отношений, никаких психотерапевтов. Люди за пределами группы делятся на три типа: коллеги, собутыльники и фолловеры. Всё. Всё, хватит с меня.

Вообще мысль о том, что я могу жить вне всякой близости, стала для меня одним из самых замечательных открытий последнего времени. Это моя не самая, скажем прямо, здоровая и справедливая мысль, но с ней очень легко и приятно жить. Серьезно, мне очень легко и приятно просыпаться с мыслью о том, что мир опасен и жесток, а ублюдки маскируются под приличных людей, и каждый приятель, пошедший на сближение, на самом деле просто желает откусить от тебя кусок побольше. Жить без иллюзий легко и приятно, легко и приятно жить в безопасности. Поэтому, хоть я и отдаю себе отчет в том, что, скорее всего, это со мной проблемы, а не с миром, я ничего не собираюсь с этим делать. Мне так хорошо, вопросы другого порядка меня не интересуют.

Кстати, жить с мыслью о своем уродстве тоже оказалось довольно легко и приятно. Прекрасный способ принять свою сексуально-романтическую невостребованность - просто смириться с тем, что есть женщины, а есть уроды, и конкретно ты относишься ко вторым. И всё, и не надо ничего делать. Не надо краситься, менять линию поведения, плакаться психотерапевту. Урод - это представитель другого биологического вида, которому сексуально-романтическая жизнь не полагается в той же степени, в которой ястребу не полагается плавать под водой, а инфузории-туфельке - писать диссертации. Обидно, но что поделать: под счастье в личной жизни не все заточены. Зато кто-то не заточен под SMM и музыку, а я заточена. Так устроен мир, не нам спорить с природой. И лично мне, как оказалось, гораздо комфортнее жить с дисморфоманией, чем каждый божий день думать о том, почему же, например, от меня ушла Аннушка.

Да и в целом, если выбирать между а) человеческими взаимоотношениями, житейским комфортом, психическим и физическим здоровьем, вот этим всем и б) музыкой, я однозначно выбираю второе. Трагическое ощущение одиночества и чувство собственного уродства - это не самая высокая цена за тот ресурс, который мне удается сэкономить для репетиций, новых песен и решения различных организационных моментов. Эта дилемма, с позиций здравого смысла внешнего мира, звучит довольно абсурдно, но в рамках моей личной магической реальности этот выбор нужно было сделать, как минимум для очистки совести.